Успенский собор Ярославля, история главного храма города

Нетленная красота силы духа народного и веры его. Пожалуй, именно так можно описать белоснежный собор, ласкающий золотыми куполами небеса над Ярославлем – Успенский собор. Величественный храм, которому отроду еще и десяти лет нет, а история его давно перешагнула восьми вековой рубеж. Как же так вышло?

Во Успении мира не оставила еси, Богородице!

То было в XIII веке. Во времена охраны рубежей русских былинным витязем Алешей Поповичем – в реальной жизни то был храбр (элитный воин) княжеской дружины Олеша (Александр) Попович, который (как говорится в знаменитой исторической летописи, принадлежащей патриарху Никону) нашел свою погибель в кровавой Липецкой битве 1223 года. Во времена практически не сходившего с походного воинского седла, и в то же время «добросердечного» и «мудрого» отпрыска Великого Владимирского князя Всеволода Большое Гнездо – Константина Всеволодовича. Добрым и мудрым его назвал сам народ. За что, если он накануне татаро-монгольского нашествия вместе с братьями своими устроил страшное междоусобное побоище, в котором только за один теплый весенний день холодная смерть скосила 9233 ратных воинов? Видимо, за то, что называли его вторым Соломоном (как сказано в Лаврентьевской летописи) за мужество и ум, правду и истину, которыми он обладал.

Константин Всеволодович был просветителем, «рассыпающим премудрость, как море песок». Знал множество языков, владел и щедро делился огромнейшей по тем временам библиотекой (более 1000 томов). Строил многочисленные церкви и соборы, при которых греческие и русские иноки обучали детей не только знатных, но и простых родов. Строились православные храмы по его велению по самым передовым на тот момент технологиям. Так, в 1215 году велел он построить в центре рубленной крепости, что стояла посреди длинной косы, упирающуюся углом в соединение Волги и Которосли, палаты княжеские и церковь (тогда и сегодня это место называют Стрелкой) – во имя Успения Пресвятой Богородицы. Возводили её по византийскому строительному принципу, используя известковый раствор и обожжённый (!) плоский, тонкий кирпич – плинфу, чередуя её с природным камнем. Длина и ширины плинфы была практически идентичной – почти квадратной (примерно 35х30х2,5 см). Строили её всем миром: кто-то из мастеровых выливал кирпич в специальных деревянных формах, кто-то сушил их на протяжении двух недель, кто-то обжигал в печи, поднимал на леса…

Через четыре года Кирилл – епископ ростовский - торжественно освятил единственный на тот момент каменный храм. Главный в городе. Как он выглядел тогда? К сожалению, доподлинно неизвестно. Лишь летописные отголоски «зело лепо» дошли до наших времен да археологические находки, подтверждающие их правдивость: украшенные золоченной медью массивные двери собора, глазурный вымощенный пол из цветных майоликовых (дважды обожжённых) плит, искусная резьба белокаменных барельефов…

Успенский собор ночью

Вера не горит в огне

Князь Константин (он, кстати, был похоронен в этом храме) зажег огонь во многих домах и сердцах. По этой или по другой какой причине Успенский собор не единожды полыхал пожаром. Первый случился в 1501-м году. Своды храма рухнули. Завалами порубило керамику, утварь, посекло фрески, но мощи Константина Всеволодовича и брата его Василия остались нетронутыми! Они и стали главной святынею вновь отстроенного в 1516 году собора. По преданию перед ними за год до своей кончины - в 1504 году молился приехавший в Ярославль Великий князь Московский и всея Руси Иван III. В XVII веке – с 1605 года в главном ярославском храме богослужители стали заносить подробные записи в иллюстрированную рукопись – синодик. Из него, кстати, стало известно, что именно в Успенском соборе опытный воин - князь Дмитрий Пожарский и был благословлен на освобождение Москвы от польских оккупантов. За четыре века собор обветшал. И в 1642 году по приказу первого русского царя из рода Романовых Михаила (прозванного Кротким) началось строительство новой пятиглавой соборной церкви с 55-метровой колокольней. Это благое дело закончил царь Алексей Михайлович (названный за свой добродушно-мягкий характер Тишайшим). В августе 1646 года была подписана царская грамота, в которой самодержец повелевал освятить новую каменную церковь с тремя престолами да двумя приделами: в дьяконнике был построен теплый – в честь правоверного князя Владимира, в жертвеннике холодный – посвященный похороненным в старом храме князьям-чудотворцам. А также перенести святые мощи – божий дом был построен чуть поодаль старого фундамента. Но простоять ему суждено было недолго.

В 1658 году в разросшемся и сплошь деревянном Ярославле разбушевался страшнейший по своим масштабам пожар (названный в истории великим), в одно мгновенье превративший в пепел порядка 30 церквей, трех монастырей, полторы тысячи домов, мосты, кремлевскую ограду, торговые ряды... Пострадало и детище князя Константина. Царь приказал заново его отстроить, значительно увеличив масштабы – в старом уже маловато было места для прихожан. На шести столпах поднялись маковки пяти церковных глав – подобного монументального строения в Ярославле еще не было! У северных и южных ворот выросли крыльца из камня, а рядом – шатровая колокольня в виде восьмиугольника.

В 1670-м случился новый – местный пожар, вновь потревоживший рукотворную святыню. Тишайший и здесь не обошел многострадальную вниманием, выделив из таможенных пошлин целое состояние – 957 рублей. Новое строение в виде византийской кубической фигуры о пяти, характерных русскому зодчеству, главах фениксом возродилось в 1674-м году. Расписывали его самые именитые иконописцы. Предполагается, что знаменщиком (мастером) среди них был сам Севастьян Дмитриев – потомственный мастер иконописи первой статьи, кисти которого принадлежат более десятка (это только дошедших до наших дней!) икон. До XIX века краски, положенные мастерами на стены храма, сохраняли свою первозданную яркость. И лишь в 1825, а потом в 1852 им потребовалось легкое косметическое обновление. А частичная реставрация - в XX столетии.

Успенский собор в Ярославле, общий вид

Центр епархии

Последующие два века собор расширялся, достраивался и преображался. Во втором десятилетии XVIII века с западной его стороны появилась новая паперть, потом, когда ему было присвоено звание кафедрального собора, перестроили крыльца. Затем здесь появилась новая теплая церковь, а в ней – престол в честь чудотворных ярославских князей. В первой половине XIX века теплая западная паперть присоединилась к церкви Константина и Василия, а соборные купола первыми во всем городе были покрыты золотом. К концу того же столетия в Успенском соборе насчитывалось два престола (во имя Успения и в честь святого Владимира), иконостас в пять ярусов, с окладом украшенным драгоценными каменьями и золотом, потрясающей красоты древние иконы. Под сводами кафедрального собора нашли вечный покой архиепископы Павел, Симеон и Леонид.

Изменился и облик звонницы, которую понадобилось «подтянуть» до уровня архиерейской резиденции. По проекту губернского архитектора Эвана Левенгагена её строительство должно было начаться в 1785 году – на месте упраздненной домовой церкви у северо-восточной стороны собора, но что-то не заладилось. И лишь через полвека в 1836 г. вместо шатровой колокольни над Ярославлем взметнулась 55-метровая четырёхъярусная башня, соединяющая в себе четыре совершенно разных стиля, примиряющих время уходящей и наступающей эпохи. Автором необычайной конструкции был петербургский архитектор Авраам Мельников. О снесенной шатровой звоннице напоминали восьмерик, разделявший два четырехгранных уровня, все три ряда над звонными арками были зрительно объединены фронтоном, на нижнем этаже соседствовали кокошник и классический ордер, на верхнем четверике смотрелись срезанные углы, на втором ярусе разместились глухие, декорированные под арки стены, проездная арка расположилась внизу колокольни…

К двум старинным колоколам (в свое время Алексей Михайлович выделил на них 49 рублей 2 алтына и 4 деньги), которые возвещали ярославцев о самых значимых событиях, звали на крестные ходы и православные праздники, добавились новые семисот и четырёхсотпудовые, литые на колокольном заводе Дмитрия Затрапезнова. Лил их выписанный из Москвы мастер – купец первой гильдии Константин Слизов.

Успенский собор в Ярославле

Покушение на святыню

Ни татаро-монгольская орда, ни пожары, ни воинственные каталитические польские захватчики не могли разрушить православную святыню, посвященную Богородице. Разрушена она была русскими руками.

Наступила советская эра. Белогвардейцы, осевшие в Ярославле устроили мятеж против новой власти. Он был задушен мощным артобстрелом. Тогда собор и перенес первые огнестрельные ранения. Но они были залечены хранителями каменной истории – реставрационной мастерской под началом Петра Барановского. Но прихожане недолго любовались ожившей красотой – в мае 1922 года собор в приказном порядке был закрыт, колокола сброшены, звонница разрушена. Согласно актам изъятия церковных ценностей из храма него было вынесено более 40 пудов серебра, до 20 фунтов золота, порядка 50 штук бриллиантов, больше 10 фунтов жемчуга.

Сначала здание еще эксплуатировалась. Вначале под мотивацией наплыва рабочей силы на стремительно воздвигающиеся промышленные новостройки в храме разместилась биржа труда, следом - зерновой склад. А потом наступил 37 год. В Ярославле срочно понадобилось построить Дом Советов, а строительный материал был в дефиците. И тогда храм взорвали. Кирпич пошел на новостройку, а на месте золотых куполов вырос парк для культурного отдыха рабочих и крестьян.

Успенский собор в Ярославле, вид внутри

Возрождение

Святыня заново была отстроена к тысячелетию Ярославля - в 2010 году. На том же месте, где когда-то под его стены была заложена взрывчатка. Возвели кафедральный собор по проекту московского архитектора Алексея Денисова на пожертвования столичного мецената-предпринимателя Виктора Тырышкина.

В 50-метровом соборе, украшенном величайшей в мире надвратной изразцовой 37-метровой иконой сегодня единовременно и свободно могут разместиться больше 4 тысяч человек. Прихожане и паломники, приходящие на Которосльную набережную, где он сегодня стоит, спешат прикоснуться к святым мощам ярославских князей: Василия и Константина, Федора и его сыновей. Полюбоваться музеем, что расположен в возвышающейся рядом 70-метровой колокольни (точно на месте взорванной). Послушать звон колоколов, которые когда-то пели в закрытых и разрушенных большевиками ярославских храмах и монастырях. Услышать громогласное пение двухтонного колокола тысячелетия, что был отлит в Тутаеве. Насытится песнопением лучшего в городе церковного хора. Даже посетить детский уголок, где ребятня может интересно и с пользой провести время.

Служба в кафедральном соборе проходит ежедневно. Для тех, кто приходит сюда, чтобы открыть душу Богу двери открыты всегда. Для того и возрождена была святыня православной веры.

Адрес: Которосльная набережная, 2/1

Случайные материалы

  • Даманский парк

    В самом красивом месте города, на Даманском острове, находится роскошный Парк культуры и отдыха. Это – предмет гордости ярославцев: ведь о таком...


    Подробнее...
  • Демидовский столп

     Памятник связан с знаковой для города личностью – Павлом Демидовым, основателем юридического лицея, в прошлом училища высших наук.

    Адрес:  город...


    Подробнее...